Герб Можайска
Найти на сайте Можайска
Поиск по сайту Можайска
Фото Можайск. Времена года
Виды Можайска. Весна.
Меню сайта Можайска
 
 



  ЧАТ 
 

Недвижимость Можайска:
Биржа недвижимости
Недвижимость, агентства недвижимости Можайска и Можайского района


Продажа недвижимости
Квартиры, Дома, Участки.
Покупка недвижимости
Квартиры, Дома, Участки.

См. также Сдам, Сниму, Меняю
Самый полный перечень предложений по недвижимости Можайска.



Работа в Можайске:
Предоставляю работу (вакансии)
Ищу работу
Работа (разное)
Центр занятости Можайска



Авторынок Можайска:
Продажа автомобилей
Покупка автомобилей



Расписание автобусов, электричек:
Расписание автобусов и электропоездов
Расписание электричек от tutu.ru


Приглашаем парикмахеров

«Все операции с землей должны быть прозрачны»…

Идя на встречу с депутатом Госдумы, председателем Аграрной партии России Владимиром Плотниковым, пытался припомнить времена, когда в нашем сельском хозяйстве  было хоть чуть-чуть хорошо.  Кроме столыпинской реформы так и ничего припомнить не смог. Поэтому разговор с Владимиром Николаевичем начался с вопроса, может ли он назвать «светлые времена» российского крестьянства.

- Нашим крестьянам во все времена жилось непросто. Но к таким временам я бы отнес непродолжительный период в конце 80-х годов прошлого века, когда осознали, что платить огромные деньги за импорт зерна в корне неправильно. В 1984 году мы отдали 180 тонн золота за продукцию сельского хозяйства. Разумнее такие деньги вкладывать в сельское хозяйство. Именно в эти годы  стали создавать инфраструктуру села – дороги, средства связи, школы. Но с развалом СССР и началом гайдаровских реформ развитие сельского хозяйства  фактически прекратилось.

- Владимир Николаевич, вы нередко говорите о продовольственной независимости. Но так ли важно человеку чье молоко он пьет, чей хлеб ест?

- Страна, которая обеспечивает себя продовольствием, никогда не будет «империей зла».  Продовольственный импорт может поставить государство в зависимость от различных внешних сил. Нам будут диктовать условия. А мы сегодня не можем себя обеспечить основными продуктами питания – молоко, масло, яйцо. Сегодня мы завозим до 40% продовольствия.

- А есть ли реальная возможность добиться продовольственной независимости?

- Мы имеем колоссальный потенциал для производства продовольствия. У нас 10% всей мировой пашни и 50% черноземных земель. А используем этот потенциал на 15-20%. В Европе эта цифра составляет около 95%, а в Австралии, Аргентине  и Бразилии показатели чуть ниже. Сейчас на земле живут 6,5 миллиардов человек, а к 2050 будет порядка 9,5 миллиардов. У нас очень хорошие перспективы. А с учетом глобального потепления климата наши возможности только возрастают.

- Владимир Николаевич, возникает естественный вопрос. Что же мешает реализации таких замечательных возможностей?

- Ущербная аграрная политика, которая своими корнями уходит в начало 90-х годов прошлого века. Тогда начали  все ломать – отказались от управления, планирования. Думали, что рынок все расставит на свои места. Не получилось. Государство должно было помочь создать рыночные механизмы, и только после этого можно было говорить о саморегуляции этих механизмов. У нас же сельское хозяйство просто бросили в рыночный омут. В 90-е годы на развитие отрасли направлялось 19,5% бюджета, а сегодня только 0,74%. К тому  же неконтролируемый импорт сделал нерентабельным сельскохозяйственное производство. Втянули фермеров в производство, но никакой реальной помощи им не было оказано – бросили на произвол судьбы. А им как никому необходима государственная поддержка.  Тех денег, которые вкладываются сегодня в сельское хозяйство явно недостаточно. В программу по развитию сельского хозяйство было заложено на год 76,7 млрд рублей, а по расчетам академика Ивана Ушачева мы ежегодно изымаем из отрасли 100-120 млрд рублей (запчасти, топливо, удобрения).

- На один извечно русский вопрос «кто виноват?» вы ответили, теперь хотелось услышать от вас ответ на вопрос «что делать?»

- Мы вымываем сегодня доходность из села.  Нет доходности – нет частных инвестиций. Государство должно способствовать повышению рентабельности сельскохозяйственного производства. Для этого, прежде всего, необходимо регулировать цены на энергоносители, ГСМ, минеральные удобрения.  Именно эти составляющие в структуре себестоимости имеют колоссальное значение. Одновременно государство должно заняться созданием социальных условий для развития деревни. Сегодня она вымирает. Мужики не доживают до 50 лет. Нет работы, низкая зарплата, а как, следствие, пьянство. Закрываются школы. Нет школы – нет деревни. Нужно строить дороги, проводить газ, воду. Особое внимание государство должно обратить на земельные отношения, которые сегодня зашли в тупик. Шесть министерств и семь федеральных агентств занимаются земельными отношениями. Как говорится, «у семи нянек дитя без глаза». 12 миллионов человек получили свидетельство на землю, и только 15% сумели оформить свои паи. Никогда не будет порядка, если на земле не будет хозяина.

- В последнее время частные инвесторы стали вкладывать значительные средства в развитие сельского хозяйства. Своими деньгами, своим трудом они поднимают  хозяйства буквально  из руин. Таких примеров немало в Подмосковье. Но потом появляются на селе некие общественные организации типа «Крестьянского фронта» и начинают баламутить крестьян. Вас, дескать, обманули. На самом же деле решают чисто рейдерские задачи. Естественно, инвесторы задумываются, а стоит ли вкладываться в сельское хозяйство?

- У нас большая страна, и мы за реальную многоукладность в сельском хозяйстве. Пусть будут и личные, подворья, и фермерские хозяйства, и кооперативы, и агрохолдинги. Только время покажет, какие формы хозяйствования наиболее эффективны. 

Я и сам не раз писал о рейдерских захватах в Генеральную прокуратуру. Только хозяйство встает на ноги, приходят рейдеры и отбирают. Появление всяких «фронтов» стало возможным потому, что в сельском хозяйстве царит балаган.  Все это можно пресечь, если у государства будет четкая позиция. Оно пока  не управляет процессами в земельных отношениях. Государство обязано помогать инвестору, если он работает в сельском хозяйстве. Инвестор должен приобрести землю по нормальной цене.  Инвестор рискует, вкладывая деньги, поэтому должны быть определенные гарантии.  Необходимы цивилизованные правила игры, касающиеся стоимости земли. Чтобы потом какой-нибудь смутьян не говорил, что мало заплатили. Если инвестор защищен, то он будет спокойно работать. И в то же время его нужно жестко предупредить – на уровне закона запретить в течение 10 лет продавать землю. Все операции с землей должны быть прозрачны.

 

Беседовал Георгий ЯНС




Настоящий крестьянин

Почти все лето и осень этого года СПК «Синичино» находилось в центре событий, которые получили громкий резонанс не только в Можайском районе, но и в области. Эти события не были связаны с надоями или урожаем (хотя здесь есть чем гордиться хозяйству), а речь шла о группе мошенников, которые под флагом «обманутых крестьян», пытались развалить хозяйство с последующим его захватом. Возглавляла этот рейдерский наезд общественная организация под названием «Крестьянский фронт». Его лидеры имеют отношение к крестьянству точно же такое, как и к балету.

Судя по всему, эти рейдерские наезды, подкрепленные хорошими деньгами и административным ресурсом, благополучно отбиты. И в СПК начинают заниматься тем, чем и положено – сельским хозяйством. Мне уже достаточно много пришлось писать о перипетиях этих совсем несельскохозяйственных битв. И как-то не то, чтобы забылось, а ушло на второй план, что противостояла этому мощнейшему рейдерскому прессингу женщина – председатель СПК Татьяна Остроухова. Конечно, она была не одна (в одиночку попросту не выстоять), но все удары (нечестные и подлые) ей как первому лицу хозяйства приходилось принимать на себя. Можно только представить, что за это время ей пришлось пережить (бессонные ночи с лекарством, больница). Мы сегодня ясно понимаем, что такое «Крестьянский фронт», и совсем не знаем, кто же такая Татьяна Остроухова. Успешный предприниматель, она совсем не схожа с привычным образом российских бизнесвумен. Может быть, потому, что наблюдать мне Татьяну Николаевну приходилось исключительно в интерьере деревенского пейзажа (не путать с пейзажем «рублевских деревень»). Жизнь и работа на селе не предполагает гипертрофированной холености, тусовочной гламурности и прочих аксессуаров «светскости» современной бизнесвумен. Возможно, еще и потому, что значительный кусок жизни прошел в СССР.

Татьяна Остроухова родилась в семье военнослужащего. Как и положено члену семьи военнослужащего, ей не раз приходилось переезжать из города в город, пока не осела в подмосковном городе Чехов почти на четверть века. В Чехове в 60-е годы прошлого века был построен крупнейший в Европе полиграфический комбинат. Поэтому не было ничего удивительного в том, что выпускники местных школ поступали в московский полиграфический институт. Не была исключением и Татьяна Остроухова, если бы не одно «но». Она мечтала стать учителем, но «срезалась» на экзаменах в педагогический институт. Хотя до сих пор Татьяна Николаевна считает, что есть в ней «педагогические задатки», которые ей позволяли и позволяют успешно заниматься бизнесом.

Учится она вечернем отделении и работает на чеховском полиграфическом комбинате.

- Это работа мне очень много дала, - вспоминает Татьяна Николаевна и добавляет. – Я до сих пор помню своего мастера, начальника цеха. По жизни мне очень везло и везет на встречи с хорошими людьми. Мне всю жизнь помогают хорошие люди – учат, подсказывают, советуют.

На третьем курсе Остроухова переводится на дневное отделение. «Я пришла за знаниями, четко зная, что мне нужно». После окончания института - возвращение на Чеховский комбинат инженером-экономистом во вновь созданный цех. Неожиданно приходит приглашение продолжить учебу в аспирантуре. Через четыре года диссертация готова к защите, и Татьяна Остроухова вновь возвращается на комбинат, чтобы заняться внедрением в практику того, что было заложено в диссертации. Формально она так и не стала кандидатом наук, но, как считает Татьяна Николаевна, «работа над диссертацией помогла расширить кругозор и подготовила к работе по организации управления производством». В частности она была причастна к внедрению революционного, по советским меркам, хозрасчетного подряда.

В 1989 году Татьяна Остроухова возглавила централизованную базу по материально-техническому снабжению всех издательств страны. База принадлежала управлению делами ЦК КПСС и располагалась в Одинцово. Место было не только новое, но и «сладкое». - Но остановили выбор на мне, так как я была наиболее подготовлена к работе в новых условиях, - объясняет свое назначение Татьяна Николаевна. Так начался новый этап в ее биографии – жизнь и работа в городе Одинцово.

После событий августа 1991 года база перешла в ведение министерства печати Российской федерации. Татьяна Остроухова остается работать и вплотную занимается вопросами внешнеэкономической деятельности. Со временем она приходит к мысли, что для четкого исполнения контрактов с зарубежными партнерами, необходимо создать собственное предприятие. Это она и делает в 1995 году со своим еще тремя учредителями – партнерами (удивительно для бизнеса, но факт – уже двенадцать лет они вместе). Предприятие не только поставляет оборудования под новые технологии, но и занимается их внедрением. Работа идет практически по всей России, но особенно тесные контакты - с дальневосточным и сибирским регионами.

Приобретя опыт и имея финансовый ресурс, Татьяна Николаевна с партнерами организует в Кемеровской области производство по печати этикеток для пищевой продукции по новейшим технологиям. Сотрудничество оказалось взаимовыгодным. Печать пищевых этикеток для Кузбасса позволила сохранить в регионы огромные денежные средства. Организация этого производства вынуждало Татьяну Остроухову и ее партнеров подолгу жить и работать в Кемерово.

- Наша позиция – свои деньги не доверять никому, полный контроль за ними с нашей стороны, - так Татьяна Николаевна объясняет необходимость длительных командировок.

А сельским хозяйством успешная предпринимательница занялась не просто случайно, а абсолютно случайно. В Можайском районе она решила организовать такое же производство, как и в Сибири, используя возможности местного полиграфического комбината. Глава района Владимир Насонов это предложение воспринял без особого энтузиазма. Его волновали проблемы терпящих бедствие сельхоз предприятий. Поэтому он сделал встречное предложение – сделать инвестиции в сельское хозяйство. В свою очередь Татьяна Николаевна для себя посчитала это предложением несерьезным и отказалась. Но ей продолжали названивать из района. Начальник сельхозуправления просил помочь хотя бы деньгами. И все-таки Татьяна Николаевна съездила в Синичино.

«Была шокирована увиденным. В 100 километрах от Москвы такая нищета и разруха».

И, тем не менее, она с партнерами принимает решение вложить деньги в хозяйство. Она поверила в бизнес-план, представленный тогдашним руководством СПК.

«Позже я поняла, что многие показатели были приукрашены, чтобы меня заманить в хозяйство». Казалось, что прошло совсем немного времени с того момента, как Остроухова пришла в СПК «Синичино». Сейчас даже не очень верится, что в хозяйстве тогда руками работали учредители, их родственники. Садились на комбайны и трактора, чинили электрику.

- Мы показали местным жителям своим трудом, как можно справиться с разрухой, - считает главным итогом начального периода Татьяна Остроухова. Сейчас хозяйство на подъеме.

- У людей появилось чувство уважения к себе, к труду. Они даже выглядеть стали по-другому. Члены СПК – наши полноправные партнеры, настоящие крестьяне, - таким она видит главный итог по прошествии четырех лет.

Георгий ЯНС




Общественный сайт Можайска. Установить в Яндекс.Бар

Добавить баннер www.mozhaysk.ru на свой сайт


Служба травли тараканов посмотреть.











© 2001-2016 КОМПАС
Admin: admin@mozhaysk.ru | Web-master: webmaster@mozhaysk.ru вверх